Как взять ребенка из детского дома

Исповедь приёмной мамы. Как приходит решение взять ребёнка из детского дома

Как взять ребенка из детского дома

В 36 лет у Лены опять случился выкидыш — третий и самый тяжёлый. Выйдя из больницы, они с мужем долго гуляли по весеннему бульвару и молчали. Он бережно держал за её за исхудавшую руку, а она с потухшим взглядом смотрела вперед, ничего не замечая вокруг, ощущая внутри пустоту и растерянность.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Так, не произнеся ни слова, они остановились недалеко от песочницы, наблюдая за детьми, увлечённо лепящими при помощи ярких пластмассовых ведёрочек куличики из сырого песка. Женщина заплакала, впервые после потери ребёнка.

Она не вытирала слёзы, а только иногда слизывала с сухих потрескавшихся губ языком. Муж опривлек её к себе и поцеловал в висок.

И вдруг Лена с каким-то новым выражением в глазах, ещё затуманенных слезой, посмотрела на него и с неожиданным оптимизмом в голосе сказала:

— Володя, давай возьмём девочку из детского дома!

Слёзы мгновенно высохли, в глазах появился огонёк, и она с энтузиазмом продолжала: «Отпуск у меня два месяца, вполне успею собрать все документы! Справки на тебя будем собирать, как только появится свободное время».

Весь вечер они обсуждали, где устроить детский уголок, что надо купить в первую очередь и даже в какую школу пойдет ребёнок.

Уже на следующий день, узнав нужный адрес, Лена пошла в местные органы опеки. Просидев под дверью нужного кабинета около двух часов, Лена наконец-то зашла.

Не задавая лишних вопросов, деловито и как-то, как показалось Лене равнодушно, без положенного для такой ситуации участия, молодая чиновница выдала ей документ с огромным списком специалистов, которых надо было обойти, прежде чем вновь вернуться в этот кабинет. Уже сидя в метро, Лена внимательно его изучила и былого оптимизма у неё поубавилось.

— Наконец-то, — с укором сказал Володя, открывая ей дверь. Лена молча прошла в комнату, не разувшись и не сняв ветровку, и села в угол на диван, неподвижно уставившись в одну точку.

— Лена, ну что ты молчишь? Случилось что-то? — уже раздражённым голосом спросил муж.

Она посмотрела в его лицо изучающим взглядом, как будто пытаясь понять, достоин ли он того, что она хочет или должна сказать. «Я была в органах опеки, потом долго гуляла по парку и размышляла.

Правильно ли мы делаем, что берём по сути чужого ребёнка? С неизвестной генетикой, и, скорее всего, из неблагополучной семьи.

Сумеем ли мы справиться?» — не отводя взгляда от его лица, тревожно спросила Лена.

— Ну, чужих детей не бывает, — растерянно начал он. — Ты же сама меня весь вечер убеждала, что мы с тобой люди ответственные и сможем воспитать ребёнка в любви и заботе. Это твои слова? Твои. А потом — ты всегда хотела ребёнка…

— Вот именно, — вскочила она и в возбуждении заходила по комнате. — Я хотела ребёнка. Тебя же всё устраивало. Теперь на меня ляжет ответственность за принятое решение. И если возникнут проблемы, что ты скажешь — «Ты же хотела этого ребёнка, а я только не перечил».

— Лена, за столько лет разве я тебе давал хотя бы повод сомневаться в моей поддержке? — с нескрываемым возмущением ответил он.

— Прости, родной, — едва слышно сказала Лена, забившись в угол дивана, крепко сжимая кисти рук, так что побелели косточки на пальцах.

— Это, скорее я засомневалась в себе, — едва сдерживая слёзы и почти с отчаянием сказала она.

— Такой тяжёлый день! Я с утра как на крыльях летела в это учреждение, но мой пыл сразу же охладили — больше двух часов пришлось просидеть под дверью, чтобы попасть на приём. Потом, наконец, меня пригласили.

Молодая чиновница, ни разу не взглянув мне глаза, равнодушно вручила мне вот этот документ. Её интересовал только размер нашей жилплощади и зарплаты.

https://www.youtube.com/watch?v=Dq6YajEHRoc

При этом она ни на минуту не переставала рассматривать какие-то бумаги на столе, всем своим видом показывая, как ничтожен мой вопрос и от какого важного дела я её отрываю!

Когда я встала и поблагодарила ее, эта бюрократка так и не оторвалась от своих бумажек и на моё «всего хорошего» даже не отреагировала.

Но все это мелочи, чепуха, по сравнению с тем, сколько учреждений нам придётся пройти, чтобы получить заветные подписи. Вот посмотри: справка от городского нарколога, справка из психиатрической больницы, справка, что мы не судимы и так далее.

Когда мы все эти справки предоставим, ещё предстоит пройти весомую проверку здоровья в местной поликлинике, получить заключение терапевта и заверить его подписью и печатью главврача. Потом мы относим всё это чиновнице и терпеливо ждем её вердикт.

Если он будет положительным, то придут другие ведомства — проверять наши жилищные условия. И только после всей этой кутерьмы мы получим разрешение. Да, забыла. Нам ещё нужно пройти тестирование у психолога. На всё это уйдет не меньше двух месяцев. Вот что мы должны преодолеть! «Сможем, хватит ли у нас терпения и сил?» — она замолчала и только через несколько минут продолжила:

— Ну, ты и теперь согласен взять ребёнка их детского дома? — Лена пытливо посмотрела в глаза мужу. Прочитав ответ в его глазах, она вскрикнула:

— Ты самый лучший мужчина на свете! — и вскочив с дивана, бросилась в его объятия и от пережитого за день напряжения громко разрыдалась, дав волю накопившимся эмоциям.

На следующий день они сели к телефону и методично начали обзванивать все учреждения, в каких им необходимо побывать, что узнать время приёма. Лена не ошиблась со сроками — справки они собирали больше двух месяцев.

Только в середине сентября им наконец выдали долгожданное разрешение. С ним они пошли в Министерство образования, где им в маленький кабинет принесли портфолио на детей.

Изучая третье дело, Володя воскликнул, показывая на фотографию девочки лет шести:

— Алёнка, смотри, девочка — копия тебя в детстве! Такая же беленькая, худенькая, с кругленьким личиком. Только не хватает твоей лучезарной улыбки, да взгляд какой-то исподлобья.

— Взгляд исподлобья — признак недоверия к миру, — рассеянно проговорила Лена, рассматривая очередное портфолио.

— Дай-ка мне. Да, будешь тут доверчивой. Ты прочитай о её семье — мама и бабушка алкоголички со стажем, никогда не работали, своего жилья нет. Вторая уже умерла год назад, мать — туберкулезница. Дед не родной, тоже умер, раньше сидел в тюрьме…

— Да, знатная биография для девочки шести лет, — сказал Володя.

— С другой стороны мы же не из пансиона для благородных девиц собираемся взять девочку, а из детского дома, а туда дети редко попадают из нормальных семей.

Давай посмотрим ещё других детей, и вообще мы собирались рассматривать ребёнка до пяти лет, чтобы ещё была возможность откорректировать генетику, когда личность ещё не сформировалась

И они продолжили внимательно изучать все имеющиеся дела на детей.

— Это все? — спросила работника отдела опеки Лена, просмотрев последнюю папку.

— Да, Ирина Геннадьевна распорядилась, чтобы вам подобрали дела самых здоровых и адекватных детей, поэтому их и немного, — ответила та.

Через какое-то мгновенье Лена и Володя посмотрели друг на друга.

— За столько лет мы угадываем мысли друг друга, верно? Ты о той девочке со взглядом исподлобья подумала? Угадал?

— Угадал, Володька, угадал, — смеясь, ответила Лена.

Всю ночь Лена практически не сомкнула глаз, всё думала: «А понравимся ли мы ей? Какая она? Хорошо ли ей будет в нашей семье?». На следующий утро они поехали в тот детский дом, в котором уже год находилась «девочка исподлобья», как они между собой стали называть Ниночку.

Холл детского дома встретил их запахом протухшей квашеной капусты и безысходностью. Несмотря на убогую бедность помещения, гостей ждали. Везде было чисто. По стенам висели детские рисунки, а на простых деревянных столах — их же подделки.

Лена старалась внимательно рассмотреть рисунки, хотя от волнения ничего не видела, во рту пересохло, в горле стоял комок, руки мелко дрожали. Через десять минут дверь распахнулась и в комнату вплыла симпатичная полная женщина слегка за сорок, держа за руку худенькую бледненькую девочку.

Тоненькие косички, косо постриженная чёлка, школьная форма из синтетики. Она настороженно смотрела на незнакомых людей огромными серыми глазами и молчала, не отнимая руки от руки женщины и даже прижавшись к ней.

— Что же ты, Ниночка? Поздоровайся, — наклонилась к девочке женщина, как оказалась, директор этого заведения.

— Елена Алексеевна, а это мой муж Володя, Владимир Евгеньевич, — вдруг ставшим хриплым голосом представилась Лена.

— Ниночка, покажешь гостям наш дом? — ласково обращаясь к девочке, спросила директор, слегка подталкивая ее к гостям.

— Хорошо, — опустив глаза, еле слышно промолвила Нина.

Лена стремительно ринулась к ней, как будто испугавшись, что девочка передумает, и схватила худенькую ледяную ладошку ребёнка в свою, такую же ледяную.

— Пойдём, Ниночка, ты мне расскажешь, как вы живёте, чем занимаетесь, хорошо? — неестественно бодрым голосом сказала Лена, быстро зашагав с девочкой к старой обшарпанной двери.

Володя с директором остались в холле, чтобы осудить дальнейшие действия.

Оставшись наедине с Леной, девочка почувствовала себя более уверенно и уже сама смело повела её в актовый зал, где стояло старенькое пианино.

— А я уже немного играю, — сказала она, подойдя к инструменту. Села на стул и старательно стала играть начальные гаммы.

— Ты ходишь в музыкальную школу?

— Нет, это старшие девочки научили. Говорят, что у меня способности и пальцы музыкальные! — с гордостью сказала та.

Действительно, у девочки были длинные красивые пальцы. Да и вся она, несмотря на худобу, была такая ладненькая и пропорционально сложенная.

— Ниночка, а что ты любишь делать в свободное время?

— Смотреть по телевизору мультфильмы, у нас в общей комнате огромный телевизор.

— А какие самые любимые мультфильмы?

— Да я всё люблю, — растерявшись, ответила девочка.

В процессе оформления документов Лена прочитала кучу психологической литературы об особенностях детей, живущих в детском доме. Усвоила, что в основном для них был предпочтителен пассивный досуг, такой, как просмотр телевизора или компьютерные игры. При этом характер и тематика телевизионных передач значения не имела, главное — просто сидеть перед включённым экраном.

— Ниночка, а ты умеешь читать?

— Нет, но я люблю слушать, когда старшие девочки рассказывают страшилки. — Пойдёмте в столовую, там посуда красивая на столах.

Из помещения столовой доносились неаппетитные запахи.

— Ниночка, а какие твои любимые блюда? — спросила Лена.

— А что такое — блюда? — спросила девочка, подняв на неё с удивленные глаза.

— Ну, что ты больше всего любишь есть? — спросила растерянно Лена.

— Картофельное пюре. Знаете, такое жидкое. И ещё куриные хрящики.

— Что? — переспросила Лена.

— Ну, это такие мягкие куриные косточки. Вкусняшки! — ответила девочка.

«Да, бедные дети — картофельное пюре, хрящики… Я бы в её возрасте ответила про шоколадные конфеты „Белочка“ и пломбир в глазури», — подумала с грустью Лена

Девочка уже нисколько не смущалась, с гордостью показала игровую комнату с линялыми мягкими игрушками — зайцами и мишками, и несколькими новенькими куклами.

«С куклами не разрешают играть», — почему то подумала Лена. Потом Ниночка показала комнату, где жила с четырьмя девочками её же возраста. На всём, что видела Лена вокруг, лежала печать бедности и серости.

«Приют для сирот, убогий приют», — вертелось на языке.

За полчаса общения девочка вполне освоилась, не отпускала Ленину руку, улыбалась, показывая отсутствие двух зубов. «Очень общительная девочка, хотя словарный запас скудный. И такая родная!».

— Пойдем, Ниночка, нас уже заждались Ксения Андреевна с папой, — машинально сказала Лена, и крепко взявшись за руки, они пошли в директорский кабинет.

Источник: https://mel.fm/blog/valentina-svetlakova/70361-ispoved-priyemnoy-mamy-kak-prikhodit-resheniye-vzyat-rebenka-iz-detskogo-doma

Что нужно чтобы усыновить ребенка из дома малютки

Как взять ребенка из детского дома

Некоторые люди задаются вопросом, как усыновить ребенка из дома малютки. Это весьма сложная процедура, но, если знать пошаговый алгоритм действий, законодательство и требующиеся документы, на все может уйти не более 2-3 месяцев.

Кто может стать усыновителем

Согласно семейному законодательству, усыновление производится с обязательным участием представителей прокуратуры и органов опеки и попечительства. Последние обязаны руководствоваться интересами детей, и от них требуется заключение о возможности и обоснованности усыновления конкретными людьми. Именно поэтому к усыновителям предъявляется ряд требований:

  • Совершеннолетние. Исключение – усыновление лицами от 16 до 18 лет, вступившими в законный брак. Однако их заявления удовлетворяются в редких случаях. ООиП важно, чтобы претенденты были морально зрелыми людьми, а в таком возрасте не каждый человек готов нести ответственность за жизнь малыша.
  • Наличие жилья в собственности. Недвижимость должна по площади соответствовать установленным мерам. Важно, чтобы на каждого человека приходилось не менее 18 кв.м., и жилье отвечало санитарным и техническим требованиям. Это будет проверяться на начальном этапе при рассмотрении заявления.
  • Физическое и психическое здоровье. При обращении в органы опеки кандидаты в усыновители получают направления на прохождение полного медицинского обследования. Не допускается усыновление людьми, страдающими наркотической или алкогольной зависимость., онкологическими и другими серьезными заболеваниями, в т.ч. и туберкулезом. Психическое здоровье проверяется в кабинетах двух врачей – психиатра и психолога. Последний должен выяснить мотивы усыновления и определить психологическую готовность нести ответственность за маленького ребенка.
  • Разница в возрасте. Если усыновителями не являются близкие родственники малыша, между ними должна быть разница в возрасте не менее 16 лет. Для родственников данное требование не применяется.
  • Ориентация. Не допускается усыновление лицами нетрадиционной ориентации. По этой причине положительное решение сложно получить иностранным гражданам, где однополые браки распространены.
  • Отсутствие непогашенной судимости, либо погашенной за тяжкие, средней тяжести и особо тяжкие преступления.
  • Наличие постоянного места работы. Претенденты должны быть официально трудоустроены, потребуются справки о заработной плате. Если они работают неофициально, получить одобрение проблематично, даже когда их фактический доход достаточно высок. Важно, чтобы уровень заработка был не менее 1 прожиточного минимума на каждого человека, все рассчитывается совокупно.

Усыновителями может стать не только семейная пара, но и один человек. Однако органы опеки отдают предпочтение гражданам, зарегистрированным в официальном браке.

Основания для усыновления

С юридической точки зрения основанием для усыновления является наличие положительного заключения органы опеки и решения суда, вступившего в законную силу. Но моральная сторона и мотивы также будут учитываться при рассмотрении заявления.

Какие могут быть причины:

  • Бесплодие семейной пары или одного из супругов. В такой ситуации многие принимают решение взять ребенка из дома малютки.
  • Психологические мотивы и принципы. Некоторые граждане имеют своих детей, но желают усыновить и ребенка, оставшегося без попечения родителей. Здесь играет роль психологический фактор – желание взять под родительское крыло отказника и обеспечить ему достойную жизнь.

Также среди мотивов встречается желание воспитать наследника при отсутствии родных детей.

Как взять ребенка из дома малютки: пошаговая инструкция

Подготовительный этап к усыновлению начинается с посещения супругами территориального подразделения органов опеки для подачи соответствующего заявления.

Как все выглядит пошагово:

  1. Подается заявление. В ответ ООиП дает список документов, которые нужно собрать. Перечень устанавливается в зависимости от ситуации. Желательно сразу при первом обращении подать полный комплект документации.
  2. Прохождение медкомиссии. Потенциальные усыновители получают от ООиП направления, где указывается перечень врачей, которых им необходимо пройти.
  3. Получение медицинского заключения и предоставление в ООиП. Когда комиссия пройдена, итоговое заключение предоставляется в органы опеки.
  4. Получение акта обследования жилплощади. Для этого с опекой согласуется дата, когда представитель органа сможет прийти в жилье, где, возможно, будет проживать ребенок после усыновления. В этот день сотрудник ООиП изучает и оценивает условия проживания. Возможно, для полноты картины он будет опрашивать соседей о личностных характеристиках кандидатов в усыновители.
  5. Прохождение школы усыновителей. Если со здоровьем супругов все нормально и нареканий к жилью нет, придется пройти курсы приемных родителей. В это время с гражданами работает психолог, объясняются аспекты воспитания усыновленных детей. По результатам сдаются экзамены. Продолжительность курсов – не более двух недель.
  6. Собеседование у психолога. Оно обычно проводится на заключительных этапах курсов. В конце выдается заключение специалиста, оно предоставляется в ООиП, равно как и сертификат о прохождении курсов.
  7. Получение информации из реестра отказников или дома малютки. В нем содержатся сведения о каждом ребенке: возраст, рост, вес, психологические особенности, заболевания. При поступлении в госучреждения каждый ребенок проходит медицинское обследование, а выявленные болезни указываются в документации.
  8. Направление запроса в дом малютки. Этим занимаются органы опеки для того, чтобы потенциальные усыновители смогли познакомиться с малышом.
  9. Знакомство с детьми. Гражданам разрешается с согласия опеки и администрации дома малютки контактировать с детьми.
  10. Получение ходатайства об усыновлении от органов опеки. Документ понадобится для подачи искового заявления в суд для подтверждения готовности граждан к усыновлению, если это установлено ООиП.
  11. Подача иска. В нем указываются сведения о ребенке, которого хотят усыновить. Если родители хотят изменить его Ф.И.О., дату и место рождения для соблюдения тайны усыновления, данные требования должны быть отражены в иске. Допускается изменение даты рождения с отклонением максимум в три месяца.
  12. Получение судебного решения. Оно вступает в силу в течение 10 дней, но можно попросить суд установить срок вступления в день оформления. Сразу же после этого усыновители имеют полное право забрать малыша в семью.

Срок рассмотрения дел об усыновлении в суде составляет 2 месяца. В заседаниях участвуют представители органов опеки и прокуратуры. Если биологические родители лишены прав на ребенка, забрать его можно только спустя полгода после лишения.

Документы

На разных этапах претендентам понадобится такой перечень документов:

ДокументГде взятьСрок действия
Заявление о включении в реестр усыновителейВыдается при визите в ООиПНе ограничивается
ПаспортаЗАГСОграничивается возрастом обязательной замены: в 20 и 45 лет
Справки о доходах за последние 12 месяцевБухгалтерия по месту работы1 месяц до момента подачи в ООиП
Декларации 3-НДФЛ для самозанятых граждан за последний годОформляются самостоятельно
Медицинские заключенияВыдаются после прохождения медкомиссии1 месяц
Свидетельства о праве на собственность или выписка из ЕГРНРосреестр, МФЦ1 месяц с момента выдачи госорганом до даты предоставления в ООиП
Сертификат о прохождении курсов приемных родителейООиПНе ограничивается
Согласие второго супруга на усыновление, если усыновителем будет только одна сторона в семьеОформляется в письменном виде второй стороной1 месяц до предоставления в ООиП. Подается вместе с заявлением
Справка об отсутствии судимостиОтдел полиции по месту регистрации1 месяц от даты выдачи

Важные моменты

Перед оформлением усыновления кандидатам рекомендуется детально изучить характеристику ребенка и познакомиться с ним, чтобы понять психологические особенности. Особое внимание следует уделить перечню заболеваний малыша – они указываются в документах на него, хранящихся в доме малютки.

Важно! Если ребенок будет усыновлен, но впоследствии обнаружится, что он страдает серьезным заболеванием, отменить усыновление будет невозможно. Во-первых, основания для отмены указаны в ст.

141 СК РФ. Во-вторых, возвращение в государственное учреждение может нанести психологическую травму малышу, если ему более двух лет. Суды и ООиП призваны действовать в первую очередь в интересах несовершеннолетних.

Основанием для отмены усыновления ребенка из любого государственного учреждения может стать злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с малышом, невыполнение родительских обязательств, хронический алкоголизм или наркомания родителей.

Отмена производится по ходатайству органов опеки с участием прокуратуры в судебном порядке. Истцом выступает ООиП. Также инициатором может стать биологический родитель, усыновители или сам усыновленный, если он достиг возраста 14 лет.

После отмены усыновления права биологических родителей восстанавливаются при условии, что они не были лишены их ранее. Восстановление после лишения возможно лишь тогда, когда родители смогут доказать, что изменили свое поведение и образ жизни и устранили причину, послужившую основанием для лишения.

Если лишенный родитель хочет вернуть ребенка, но оснований для отмены усыновления нет и прошло более полугода после аннулирования родительских прав, иск будет отклонен и малыш останется с усыновителями. Однако каждая ситуация рассматривается отдельно, и судебное решение зависит от множества факторов и доводов, представленных обеими сторонами.

Источник: https://lawinfo24.ru/family/usynovlenie/kak-usynovit-rebenka-iz-doma-malyutki

Как взять ребенка из детского дома. Личный опыт

Как взять ребенка из детского дома

«В последнее время в адрес людей, которые рискнули взять в свои семьи детей-сирот, все чаще слышны обвинения: «Взяли ради денег», «Забрали из детдома, чтобы эксплуатировать».

Я и сама все чаще слышу от посторонних: «И зачем вы понабрали столько чужих детей?!». Вежливо отвечаю, что не воспринимаю своих детей как чужих, и говорю о безвыходном положении сирот, особенно подростков.

Но сложно объяснить то, о чем человек не готов задуматься. Поэтому расскажу о Яне.

Правдивая история

Мое знакомство с Яном оказалось случайным. Мальчику на тот момент было шестнадцать лет, и он уже давно жил в детском доме. Его мама не умерла, но страдала алкогольной зависимостью и поэтому не могла воспитывать сына. Время от времени он ее навещал, но всегда приходился не ко двору и был вынужден как можно скорее возвращаться в детский дом.

Приемные родители тоже не находились — иногда знакомились, разговаривали, понимали, что подросток общается с кровной матерью и не решались принять в свою семью. С каждым разом — мы виделись в детском доме раз пять — Ян становился все более вялым и безразличным. Все хуже учился. Не строил никаких планов на будущее. Словно терял волю к жизни.

И если в шестнадцать он еще слабо надеялся обрести семью, то к семнадцати годам окончательно потерял веру и разочаровался. Я тоже не успела найти Яну родителей.

И не смогла принять парня в свою семью — нам тогда было очень трудно, у Даши с Гошей (мои старшие приемные дети) проходила жесткая адаптация, муж тяжело болел и переезжал из больницы в больницу… А вот теперь уже поздно. И простить себе этого я не смогу.

Я усыновила ребенка с ДЦП. Личный опыт

Ян сорвался с четвертого этажа недостроенного дома — «заброшки», как говорят подростки, — и разбился насмерть. Рядом был его друг, он позвал на помощь. Приехала «Скорая», мальчика увезли в больницу.

Не приходя в сознание, Ян пролежал в коме несколько недель — говорили, если выживет, останется инвалидом, — а потом его не стало. На похороны пришла его мать, близкие родственники, сотрудники детского дома, другие люди. Их оказалось много.

Но с малых лет Ян никому не был нужен как сын, как собственный ребенок. А без этого дети не живут…

В моем романе «Чужие дети» лучший друг главного героя, Игорь, тоже должен был погибнуть, как и его прототип. Но я не смогла. По моей авторской воле Игорь выжил, чтобы обрести другую жизнь. У него появилась младшая сестренка Надюшка, которая дала стимул к жизни. Нашлись родители, которые приняли и сказали главные для каждого ребенка слова: «Ты — наш!».

Когда родителей рядом нет

Жизнь подростка без родителей — это путь в никуда. Он брошен самыми родными людьми и оттого живет с глубокой травмой в душе. Он вынужден приспосабливаться к системе детского дома, соблюдать иерархию и подчиняться большинству, иначе ему не выжить.

Он не «плохой» или «трудный», как его любят называть сторонние наблюдатели, просто в нем невыносимо много обиды и боли, которую никто не может облегчить. Ведь родителей рядом нет. Его поведение шокирует из-за одиночества, ненужности и внутреннего протеста, в котором ребенок пребывает изо дня в день.

И в этом беда нашего общества — отвернувшись от подростков, мы их теряем.

Выпускник детского дома становится легкой добычей преступного мира. Я знаю десятки историй о том, как повзрослевшие сироты, получив от государства квартиры, переписывали их на мошенников.

Вижу многих выпускников детских домов, которые не умеют управляться с собой и с жизнью: за несколько дней они спускают сотни тысяч рублей пособий, которые копятся в банке на счету и затем выдаются на 18-летие, они не умеют трудиться, обслуживать себя, поддерживать быт — и остаются ни с чем. И никого рядом нет, чтобы помочь, научить и уберечь.

!По неофициальной статистике, 90% бывших детдомовцев не доживают до сорока лет. Они становятся жертвами зависимостей, попадают в тюрьмы и зачастую отказываются от собственных детей. И только 10% встраиваются во взрослую жизнь.

Как я воевала с мамами сопливых малышей. Личный опыт

С любовью и нежностью

Даша «маленькая»

Сегодня 34 000 семей в России стоят в очереди на усыновление. Но все эти кандидаты готовы усыновить малыша до трех лет, без особых проблем со здоровьем.

Когда-то и мы с мужем рассуждали так: важно помочь маленькому ребенку, оставшемуся без родителей. Подробностей удочерения и всех сложностей процесса пересказывать не буду, они есть в моей книге «Если б не было тебя».

Но постепенно к нам пришло осознание того, что помогли мы в первую очередь самим себе.

Ожидали многих трудностей, боялись серьезных болезней, опасались собственного неприятия «чужого» ребенка, а открыли в себе невероятную любовь, нежность и счастье.

Во времена младенчества нашей родной дочери Нэллы мы с мужем были слишком юными, чтобы в полной мере наслаждаться родительством. Умение быть мамой и папой, получать от этого ни с чем не сравнимое удовольствие пришло только с удочерением Даши, нашей младшей дочки.

И только после этого появилось понимание, что нужно помогать детям, у которых мало шансов найти семью. Мы задумались о подростках.

Было сложно решиться, одолевали сомнения и страхи, что не справимся. Отчасти они оказались оправданны — нас ожидало множество трудностей и руки не раз опускались, но об этом в самой книге, поэтому не буду забегать вперед.

К сожалению, слишком мало взрослых людей приходят к мысли о том, что старшим детям тоже можно помочь. Но если для каждого подростка-сироты найдется значимый взрослый — наставник, а еще лучше семья, — большинство ребят смогут справиться с жизнью. В них еще не раскрыты лучшие качества, еще не осознаны ими самими их возможности и таланты.

4 истории про любовь и женское счастье. Личный опыт

Мама, приходи поскорее!

«Веселые старты» в клубе

Подумываете взять в семью ребенка-сироту? Разрешить многие сомнения поможет клуб «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра».

Здесь регулярно проводятся тренинги, семинары, круглые столы по темам, которые интересуют приемных родителей.

За три года существования в клуб вступили более 1000 приемных семей, 152 ребенка устроены в семьи. Подробнее на сайте www.a-dobra.ru.

Усыновление: полезные советы и опыт счастливой семьи

Источник: https://lisa.ru/psichologia/107319-kak-vzyat-rebenka-detskogo-doma-lichnyj-opyt/

«Приемный ребенок уничтожил всю мою семью». Откровения женщин, взявших детей из детских домов и вернувших их обратно

Как взять ребенка из детского дома

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону.

Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный.

Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать.

Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты.

Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры.

Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся.

А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых.

Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал.

Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил.

Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги.

Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо.

К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион.

Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел.

Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа.

С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой…

не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к.

(цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Наталья Степанова

— Маленький Славка мне сразу полюбился. Одинокий и застенчивый малыш выделялся из ребячьей толпы в социальном центре помощи детям. Мы забрали его в первый же день знакомства. Однако уже через две недели  забили тревогу. Внешне спокойный и добрый мальчик неожиданно стал проявлять агрессию к домашним питомцам.

Сначала Слава повесил на кухне новорожденных котят, предварительно обмотав их проволокой. Затем объектом его внимания стали маленькие собачки. В итоге на счету малолетнего душегуба оказалось не менее 13 загубленных жизней. Когда началась череда этих жестоких поступков, мы сразу же обратились к детскому психологу.

На приеме специалист нас успокоила и посоветовала уделять Славе больше времени и дать понять, что мы любим его. Мы пошли навстречу и летом уехали в деревню, подальше от шумного города. Но там ситуация стала ещё хуже. На очередной консультации психолог объяснила нам, что Славке необходима специализированная помощь.

А так как я в положении, мы решили, что сына лучше отдать обратно в детский дом. Мы до последнего надеялись, что у мальчика вскоре пройдет агрессия, а вместе с ней и желание убивать. Последней каплей терпения стали три тела растерзанных щенят.

Словно по сценарию фильма ужасов, в очередной раз воспользовавшись отсутствием взрослых, малыш в одиночку жестоко забил четвероногих до смерти.

Источник: https://gubdaily.ru/sociology/lichnyj-opyt/priemnyj-rebenok-unichtozhil-vsyu-moyu-semyu-otkroveniya-zhenshhin-vzyavshix-detej-iz-detskix-domov-i-vernuvshix-ix-obratno/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.