Как опека забирает детей

Содержание

Изъятие ребенка из семьи органами опеки: основания, порядок процедуру, СК РФ

Как опека забирает детей

Органы опеки забирают ребенка у родителей в исключительных случаях: например, когда ему угрожает опасность или он содержится в неподходящих условиях. Могут быть и другие основания.

Рассмотрим, за что могут забрать несовершеннолетнего из семьи, как происходит процедура отобрания, какие документы должны быть представлены, могут ли забрать ребенка у нормальных родителей, как себя вести во время проверки, что делать после и как вернуть сына или дочь, если их уже забрали.

За что могут забрать ребенка органы опеки в России

Безосновательно забирать детей нельзя. Основания изъятия ребенка указаны в ст. 77 СК РФ. Например, это может быть обстановка, в которой создана непосредственная угроза жизни и здоровью несовершеннолетнего, если его дальнейшее проживание с родителями представляет для него опасность.

Когда это возможно:

  1. Родитель избил ребенка, совершил преступление против его половой неприкосновенности, убил второго родителя.
  2. Мать или отец оказывают психологическое давление на несовершеннолетнего, что негативно сказывается на его психическом состоянии.
  3. Родители постоянно находятся в нетрезвом виде. Ребенку нечего есть, он не обеспечивается одеждой и живет в неблагоприятных условиях.
  4. В семье сложная ситуация. Виновных действий родителей нет, но дальнейшее проживание ребенка с ними представляет для него опасность. Например, если оба родителя психически больны, попали в ДТП. Несовершеннолетнего постараются передать под временную опеку близкому родственнику. До установления опеки он будет в центре временного содержания.

Важно! Отобрание ребенка возможно, если есть основания для ограничения или лишения родительских прав, при этом присутствует угроза для его жизни и здоровья, в том числе и психического. В дальнейшем вопрос лишения или ограничения в обязательном порядке рассматривает суд по заявлению органа опеки и попечительства (далее – ООиП).

Могут ли забрать ребенка из нормальной семьи

В последнее время участились случаи жалоб на людей, у которых постоянно плачут дети или шумно ведут себя. Оснований для отобрания из благополучной семьи в данной ситуации нет. ООиП может принять заявление от постороннего человека и провести проверку, но, если будет очевидно, что дети содержатся в нормальных условиях, их никто не заберет.

Чаще всего такие жалобы подают соседи, и основной целью является не помощь несовершеннолетним, а месть их родителям или желание избавиться от источника шума – детей. Ответственность за такие ложные обращения законодательством не предусмотрена, но добропорядочным родителям тоже беспокоиться не стоит: если в семье все хорошо, сотрудники ООиП составят акт и больше не потревожат.

Как происходит отобрание ребенка у родителей

Процедура изъятия ребенка из семьи состоит из нескольких этапов:

  1. ООиП становится известно, что несовершеннолетнему угрожает опасность. Информация может поступить из прокуратуры, полиции, образовательного учреждения, от третьих лиц.
  2. Создается специальная комиссия, которая будет проводить проверку. В ее состав входят сотрудники ООиП и инспектор по делам несовершеннолетних (далее – ИПДН).
  3. Комиссия направляется по адресу проживания несовершеннолетнего.
  4. Проверяются условия проживания ребенка. Сотрудники проводят беседу с ним и его родителями, обращают внимание на состояние жилья, одежды несовершеннолетнего, продукты питания. Если в доме, где живет ребенок, совершено преступление, в ходе проверки присутствуют сотрудники правоохранительных органов. Могут привлекаться медики или психологи, если детям нужна медицинская помощь.
  5. По результатам проверки составляется акт, отражающий реальную обстановку.
  6. Если присутствует угроза жизни несовершеннолетнего и ее нельзя устранить, ООиП просят родителей составить письменное заявление о помещении ребенка в учреждение временного содержания. Чаще всего такое заявление отказываются оформлять, и комиссии приходится подавать в муниципалитет ходатайство об изъятии. Это делается в течение суток после оформления проверочного акта.
  7. Уполномоченным сотрудником администрации составляется акт об отобрании в течение суток с момента получения ходатайства.
  8. ООиП составляет и подает ходатайство о помещении несовершеннолетнего в центр временного содержания. Ребенок передается туда до разрешения всех вопросов с родителями.

Важно! Нередко ситуация обстоит иначе, и сотрудникам полиции приходится забирать детей, которым угрожает опасность от родителей, в нарушение закона. Чаще всего это происходит ночью, когда ООиП не работают.

Полицейские фактически балансируют на грани, ведь изымать детей может только опека.

В декабре 2019 года уже поднимался вопрос о наделении полицейских полномочиями на отобрание детей из неблагополучных семей, но на сентябрь 2019 года он так и остался нерешенным.

Как составляется акт об отобрании

Акт составляется ООиП и направляется главе администрации и в прокуратуру. В нем указываются сведения о родителях и несовершеннолетнем, а также обстоятельства, на основании которых он был изъят из семьи.

Скачать бланк акта об отобрании

Как составляется ходатайство о направлении ребенка в специализированное учреждение

Ходатайство подписывается руководителем ООиП. В нем указывается дата составления, сведения о ребенка и информация об обстоятельствах, при которых он был изъят из семьи.

Скачать образец ходатайства

Как составляется акт обследования жилищных условий

Акт проверки жилищных условий оформляется комиссией ООиП в момент изъятия несовершеннолетнего. В нем указывается адрес, по которому проводилась проверка, информация о семье и жилье, а также выявленные недостатки.

Скачать образец акта проверки жилищно-бытовых условий

Как вести себя во время проверки органами опеки

Самое главное, что нужно помнить – это то, что изъятие детей из семьи без оснований невозможно. Если в семье все нормально, между родителями и детьми хорошие отношения, нет никаких проблем с продуктами питания, учебой и одеждой, никто ребенка не заберет.

Примечание: запрещать сотрудникам ООиП входить в квартиру смысла нет, это их наоборот насторожит. Они все равно вернутся с полицейскими, и в жилье впустить придется.

На что обращает внимание комиссия в первую очередь:

  • Внешний вид детей и родителей;
  • Состояние жилья;
  • Ремонт, санитарные условия.

Комиссия может проверить холодильник, провести беседу со всеми членами семьи, а также уточнить, нуждается ли несовершеннолетний в лекарствах и медицинской помощи, если есть признаки такового. В некоторых случаях опрашивают и соседей, чтобы получить характеристику на родителей.

Как нужно вести себя в ходе проверки:

  • Не пытаться прогнать комиссию. Все равно до окончания детального обследования сотрудники не уйдут;
  • Не грубить. Это только негативно отразится в акте в дальнейшем;
  • Стараться вести себя вежливо, предоставлять доступ в комнаты детей;
  • Не выражаться нецензурно и не угрожать комиссии. В первом случае могут привлечь к административной, во втором – к уголовной ответственности. Это не решит проблему, а только усугубит ее.

Если родители ведут себя уверенно и вежливо, комиссия только составит акт и передаст один его экземпляр в течение трех дней. Никаких проблем в дальнейшем не будет. Если же позволять себе угрозы в адрес комиссии или устроить скандал, одним оформлением акта дело не закончится.

Что происходит после отобрания

Если ребенка отобрали на основании акта, в дальнейшем его помещают в центр содержания несовершеннолетних на временной основе. Но чаще всего находят временного опекуна, который будет готов забрать его себе. Преимуществом пользуются близкие родственники ребенка: его отдадут туда под опеку более охотно.

Если установлена опека родственником или третьим лицом, ответственность за ребенка несет опекун. Если же он не найден, за несовершеннолетнего отвечает ООиП.

После изъятия и помещения ребенка под опеку или в спецучреждение в течение 7 дней ООиП должен представить документы в суд для лишения или ограничения родительских прав. Ответчиком выступает один или оба родителя в зависимости от ситуации.

Важно! Ограничение прав возможно сроком до 6 месяцев. Если обстоятельство, при котором родитель был ограничен в правах, не устранено, суд будет рассматривать вопрос о лишении. Если причина устранена, ребенка вернуть в семью.

При лишении последствия куда более печальные. Восстановиться в правах будет сложнее. Кроме того, лишение не освобождает от алиментных обязательств.

Не получится вступить в наследство в случае смерти ребенка, и сразу после вступления решения суда в силу родитель теряет право воспитывать его и общаться с ним.

Ребенок же никаких прав не теряет: он сможет получать содержание от родителей, вступить в наследство, а также жить на жилплощади, принадлежащей им на правах собственности.

Как вернуть ребенка после изъятия

Если ребенка забрали и родители считают, что изъятие незаконно, они вправе обжаловать решение об отобрании в течение 10 календарных дней в порядке административного производства.

Как выглядит весь процесс:

  1. Один или оба родителя подают административное исковое заявление в районный суд по адресу расположения ответчика.
  2. Судья принимает документы к производству, назначается заседание.
  3. Дело рассматривается в течение 10 дней.

В результате акт либо отменят, либо оставят без изменений. В последнем случае можно подать апелляционную жалобу до вступления постановления в законную силу.

Как составить исковое заявление

В заявлении указываются данные об ответчике, а также реквизиты оспариваемого распоряжения и обстоятельства, при которых оно вынесено.

Скачать образец искового заявления об оспаривании акта

Документы

При обращении в суд вместе с заявлением представляется паспорт, оспариваемое распоряжение об отобрании, а также документы, подтверждающие необоснованность изъятия ребенка. Это может быть характеристика с места работы родителя, справка о доходах, характеристика с места учебы несовершеннолетнего.

Судебная практика

Чаще всего родители обращаются в суды с заявлениями об оспаривании распоряжений об отобрании, ссылаясь на то, что изменили свой образ жизни. Но на практике такие требования удовлетворяются крайне редко.

Вот несколько примеров решений по теме:

Возможные трудности

Инициировать отобрание ребенка может и родитель, если несовершеннолетний находится у второго родителя, и ему угрожает опасность. Но процедура проводится в любом случае при участии ООиП, а к судебным разбирательствам при лишении или ограничении прав в дальнейшем подключается и прокуратура.

Сложнее всего тем, кто хочет оспорить распоряжение об изъятии. Даже если опасность, из-за которой ребенка забрали, устранена, суды редко удовлетворяют исковые требования. Но каждое дело рассматривается индивидуально.

Вы можете получить бесплатную консультацию у юриста по семейным делам. Он ответит на все ваши вопросы и расскажет, как найти выход из самой трудной ситуации.

Источник: https://glavny-yurist.ru/izyatie-rebenka-iz-semi-organami-opeki.html

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Как опека забирает детей

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей изсемьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/07/16/deti-opeka-sud/

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Как опека забирает детей

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Система ошибок: как опека забирает детей из семей

Как опека забирает детей

Началась эта история ещё в конце февраля, когда на пороге квартиры Натальи появились сотрудники школы, в которой учится её 15-летний сын. У мальчика плохие оценки и много прогулов — вот и пришли выяснить, в чём дело. Позже пришли представители органов опеки и полиции и забрали и сына, и полуторагодовалую дочь. 

Женщину обвинили в том, что она находилась в нетрезвом состоянии в присутствии несовершеннолетних, и объявили, что в квартире антисанитарные условия. Наталья уверяет: вместе с друзьями отмечала праздник, но все вели себя прилично. Также, по её словам, никакой грязи в квартире нет, только в комнате сына-подростка был небольшой беспорядок. 

Пытаясь помешать изъятию детей, Наталья набросилась на стража порядка. Но детей всё-таки забрали. Две недели девочка провела в инфекционном отделении, притом что, по словам матери, абсолютно здорова, а мальчик содержался в приюте.     

Наталья пожаловалась в прокуратуру. В итоге после проверки детей вернули обратно в семью с вердиктом, что у них всё в порядке. 

Звонок “другу”

Чтобы разобраться в ситуации и понять, насколько просто обратить внимание органов опеки на ту или иную семью, мы позвонили в одно из московских отделений и разыграли роль недовольной соседки, которая хочет пожаловаться на плохое отношение к ребёнку, проживающему с ней на одной лестничной клетке. 

— Алло, здравствуйте! Я вижу, что соседи недостойно обращаются с ребёнком, я могу подать жалобу?

— Вы можете сообщить информацию. Обращаетесь в орган опеки по месту жительства, указываете адрес, имя человека, который недостойно себя ведёт, всё, что знаете, чтобы можно было проверить.

— А что потом? Приедут и заберут с полицией? 

— В первую очередь осуществляется проверка органами опеки совместно с полицией и Центром помощи семьи и детства. Если всё сказанное подтверждается, то в зависимости от того, какая ситуация в семье, принимается решение. Это может быть либо изъятие ребёнка, либо работа с этой семьёй. Но это только после проверки. Если там есть жестокое обращение… 

— Они выпивают. 

— Значит, органы опеки выходят с органами полиции для проверки. Изъятие ребёнка производится только в том случае, если фиксируется непосредственная угроза его жизни и здоровью.

А если просто выявлен факт семейного неблагополучия, то там проводятся другие работы. Подключается центр, который занимается восстановлением детско-родительских отношений, компетентным выполнением родителей своих обязанностей.

Забрать ребёнка из семьи — это крайние меры.

По итогам беседы очевидно: написать жалобу на соседей и привлечь внимание полиции и органов опеки не так уж и сложно. Детей мгновенно не должны забрать, однако проблемы у семьи, которая по факту может оказаться вполне благополучной, точно появятся. 

Ошибки опеки 

Вот истории с форума, посвящённого семейным отношениям:

“Лежала в больнице с сыном, у нас в палате два таких ребёнка были: один из неблагополучной семьи (с ним бабушка лежала), второй ребёнок с мамой. Там соседка нажаловалась, что гуляли с ребёнком и отец пил пиво, вот ребёнка и забрали без разборок и потом вернули”.

“Пару лет назад в нашем городе была история. У семьи музыкантов забрали ребёнка по сигналу соседей. Родители подрабатывали тем, что играли на улице, ребёнок или спал в коляске, или гулял с мамой.

Музыканты эти непьющие, но вид у них был как у хиппи. Соседи решили перебдеть, поскольку люди, не похожие на всех, вызывают подозрение. Родители обратились в СМИ. Через неделю где-то им ребёнка вернули, но опека взяла на карандаш.

Сейчас они, похоже, уехали из города”.

“Буквально в августе у знакомых девочку забрали. Упала с качели во дворе. Было несколько свидетелей. Девочку повезли в травмпункт. Воскресенье было. В понедельник пришли из опеки и забрали девочку от бабушки. Конечно, потом ребёнка отдали, но осадок остался”.

По мнению президента благотворительного фонда “Волонтёры в помощь детям-сиротам” Елены Альшанской (в рамках своей деятельности фонд также помогает родителям решить проблемы с опекой), такие ошибки, к сожалению, нередки из-за несовершенства самой системы.

— Решение о том, насколько опасна ситуация для ребёнка, принимается на основании субъективного представления обычного человека о том, как хорошо или плохо может быть ребёнку в семье.

Не более получаса времени нужно сотрудникам опеки по приходу в семью, чтобы принять решение о том, может ли в ней жить ребёнок.

Но эту процедуру осуществляют люди, которые не являются специалистами ни в социальной работе, ни в психологии, ни в детско-родительских отношениях. И именно это приводит к таким негативным последствиям, — отмечает Альшанская.

Процедура изъятия ребёнка из семьи действует ещё со времён советской власти. Но до сих пор не существует специальности и системы профессиональной подготовки людей, которые бы могли объективно принимать решения, оценивать ситуацию, разбираться в проблемах каждой семьи, а не делать выводы за пять минут. 

— Это абсурд, что практически любой человек может прийти в другую семью и просто навскидку определить, жить там ребёнку или не жить, есть угроза или нет. Так эта процедура ни к чему, кроме бесконечных ошибок, приводить не может. Наоборот, удивительно, что их так мало. 

Такие ошибки крайне негативно сказываются и на родителях, и на детях, подчёркивает Альшанская. Ведь сначала ребёнка в довольно агрессивной манере выдёргивают из семьи, а потом, будто ничего не произошло, возвращают обратно. 

— Если у нас действительно есть задача изменить ситуацию в интересах ребёнка, то нужно развивать совсем другие службы, другие варианты помощи и другой подход, — отмечает Елена Альшанская. 

Из семьи вон?

Но бывают и иные ситуации.

“У нас в доме недавно у матери забрали троих детей. Все дошкольники, младшая родилась весной. Как было дело: зимой, когда эта женщина была беременна, от неё ушёл последний сожитель. Женщина напилась, соседи вызвали полицию. Те расспросили, записали, пришла опека. Составили акты и велели исправляться.

До родов она попивала, но тихо. Потом, уже родив, ходила, держась за коляску. Сама просто падала. Её мать в таком же состоянии. Дети с синяками, она орёт, пьёт и курит. Опека раза четыре составляла акты, потом дали последнее предупреждение.

Дети, гуляя во дворе, часто говорили, что их скоро заберут, как только мама снова напьётся. Итог — одним субботним утром пришла опека, а мамка с бабушкой уже в зюзю, видать с вечера ещё. Детей изъяли сразу, та порыдала во дворе и пошла допивать. Ходит по вечерам так же — с пивом-водкой.

Так что по одному заявлению никого не заберут, даже у маргиналов”, — пишут на том же форуме.

Курчанова Юлия, психолог программы “Профилактика социального сиротства”, подчёркивает, что детей из семей забирают крайне редко, так как государство выступает за сохранение семьи. Но и это, казалось бы, благое намерение может иметь обратную сторону медали:

— Бывает, что в ситуациях, когда ребёнка необходимо забрать, его могут как раз оставить. Поэтому перегибы бывают как и в сторону чрезмерной тревожности, так и в сторону попустительства. А всё потому, что нет чётких и единых критериев, по которым определяется уровень опасности, уровень неблагонадёжности. И нет возможности оказывать разностороннюю помощь семьям. 

Действительно, основная проблема заключается именно в том, что нет длительной и комплексной процедуры расследования, где участвовали бы эксперты. Также не существует определённого свода правил для родителей, что они должны или не должны делать, чтобы избежать изъятия. Есть лишь субъективное мнение человека, который в конкретный день пришёл в семью с проверкой. 

Юлия Курчанова также отмечает, что органы опеки по сути больше ничего предложить не могут. Механизм состоит лишь из “отобрать — не отобрать”, и нет дополнительных ресурсов, чтобы оказать иного вида помощь и поддержку семьям:

— Нужна серьёзная социальная работа! Хотя бы на том уровне, что ребёнку может быть нужна дополнительная продлёнка, чтобы родители имели возможность выйти на работу. Но все продлёнки платные. Некоторым семьям элементарно не хватает денег на еду и постель, но и этого государство не предоставляет. Никаких таких видов помощи не предусмотрено.

Источник: https://life.ru/p/899595

За что могут забрать ребенка органы опеки: причины, порядок, последствия

Как опека забирает детей

Дети — будущее страны, забота о них одна из приоритетных задач Российский Федерации. Но не каждый родитель учитывает предписания и воспитанию детей, предусмотренные законом.

Новоиспеченные «воспитатели» устанавливают нормы поведения и ответственности в своей ячейке общества, зачастую, опираясь на личный опыт.

Сложившаяся практика детского воспитания, несоответствующая государственной семейной политике, может повлиять на решение органов опеки забрать ребенка из семьи.

За что органы опеки могут забрать ребенка из семьи

Руководствуясь кодексом Российской Федерации (статьей N 77), единственной весомой причиной безотлагательного изъятия детей из семьи органами опеки является угроза их жизни и здоровью. Но есть и другие действия или бездействия законных представителей, которые являются поводом отобрать несовершеннолетних иждивенцев.

Основаниями для изъятия считают:

  • привязанность у ответственных лиц к спиртному или же наркотикам;
  • совершение насильственных действий родственниками в отношении несовершеннолетнего;
  • эксплуатация детского труда;
  • непосещение молочной кухни;
  • аморальное поведение взрослых;
  • частый и громкий плач деток;
  • нарушение техники безопасности при вовлечении своих чад в бытовой процесс;
  • нехватка игрушек;
  • антисанитарные условия проживания;
  • не надлежащее состояние спального и рабочего места;
  • не своевременное прохождение врачей в детской поликлинике;
  • отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов;
  • поступление жалоб, в том числе анонимных.

Проверки от органов опеки

Проверка состоит из ряда процедур:

  • обследование места проживания, при непосредственном посещении дома;
  • беседа с законными представителями, учителями школьников, соседями и т.п.;
  • проверка источников дохода;
  • медицинское обследование здоровья подопечных;
  • оценивают психологическое состояние объектов проверки.

Так же учитывают мнение учителей учебных заведений, где учатся подопечные, соседей.

Подвергаются проверке лица, принявшие опеку над несовершеннолетними детьми, а также биологические родители. Фактически, каждое семейство может стать объектом обследования, достаточно «сигнала» со школы или от соседей.

Внезапные проверки, позволяют объективно оценить условия содержания малюток, особенно когда они еще не посещают садик или школу.

Как себя вести, когда сотрудники опеки в квартире

Главное не паникуйте, сохраняйте спокойствие и уверенность, старайтесь быть доброжелательными. Если к Вам пришли «незваные гости», не спешите открывать дверь, это не безопасно. Для начала уточните Ф.И.О.

, должность и цель визита представителя. Теперь нужно убедиться, что именно Вам назначили проверку. Точную информацию можно узнать по телефону. Только после подтверждения информации, стоит впустить визитеров в дом.

Если сотрудники не имеют соответствующих документальных полномочий (решения суда или акт принудительного изъятия), обязать Вас подчиниться они не имеют полномочий. Решать Вам, но отказ усугубит ситуацию, когда они вернутся с официальной бумагой.

На что обращает внимание опека

  • требует ли квартира ремонта или его наличие;
  • чистота в квартире;
  • внешний вид членов семьи;
  • наличие спальных мест для каждого в доме;
  • содержимое холодильника (свежесть продуктов, горячие блюда, детское питание);
  • присутствие домашних животных и насекомых;
  • в помещении неприятный запах (затхлость, гниение, сырость и т.п.

    );

  • физическое и моральное состояние малышей;
  • наличие признаков распития алкоголя или других вредных веществ;
  • манера общения между близкими;
  • необходимость в госпитализации или медикаментах (в случае болезни).

Посетив семью лично, сотрудники должны убедиться, что малышам, проживающим с Вами, созданы надлежащие условия и нет риска для его жизни и здоровья.

Если ребенка решили забрать

Без акта об изъятии или же решения суда принудительно отнять отпрысков не имеют права. Не подписывайте заявление на добровольную передачу детей, если не согласны. Поскольку доказать факт угрозы жизни или здоровью не просто. Добровольный отказ от исполнения материнских обязанностей судом будет расцениваться как равнодушие, не возможность обеспечения достойного уровня проживания с Вами.

Порядок изъятия ребенка из семьи

Действия попечительских комиссий происходят по определенной схеме:

  • поступает сигнал или жалоба от добропорядочных граждан;
  • проводят проверку, соблюдая законодательные предписания;
  • выявив незначительные нарушения, делают предупреждение нерадивым матери или отцу;
  • при выявлении соответствующих серьезных нарушений происходит изъятие несовершеннолетних под присмотр государства;
  • следуя предписанию закона, дети помещаются в государственные воспитательные учреждения «детские дома» или отдаются под временную опеку близким людям, имеющим право на уход и воспитание ребенка.

Если Ваше чадо забрали, Вы имеете возможность оспорить заключения муниципальных структур в законном порядке.

Передача детей органам опеки

Передача воспитанников происходит принудительно либо по согласию родителей. Безотлагательно забирают иждивенцев в случае возникновения опасности для их жизни и здоровья. А также если отец и мать:

  • не проживают больше 6 месяцев с детьми без уважительной причины;
  • официально признаны недееспособными;
  • пропали без вести.

Если ребенка не забрали

Не факт, что ребенка заберут сразу после визита, органы опеки и попечительства могут вынести предупреждение. Эти меры дают возможность устранить замечания и воспитанию малолетних.

Сегодня довольно часто возникают житейские затруднения, которые преодолеть самостоятельно не получается. На такой случай, одним из вариантов решения возникших проблем может быть обращение в центры помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Социальная сеть помощи населению оказывает различную поддержку каждому нуждающемуся жителю РФ.

Правовые последствия

В течение семи дней с момента изъятия малолетних государственный представитель подает прошение о лишении родительских прав в суд. В это время малышей помещают в специальных учреждениях для детей. До суда общение с близкими допускается, только в случае, если встречи не ухудшают физическое и психологическое состояние деток.

Если прошение истца будут удовлетворены, ответчик может попытаться восстановить материнство, если реабилитируется до наступления совершеннолетия отпрыска.

В такой ситуации сироты до достижения 18 летнего возраста остаются в детском доме или их могут усыновить другие родственники или же иные граждане в законном порядке.

Лишенные родительских прав отец или мать обязаны платить алименты на содержание ребенка.

Законодательное регулирование

  • Правовые отношения в семье регулирует, в основном, гражданский кодекс Российской Федерации.
  • Органы опеки и попечительства действуют, основываясь на ряде законодательных актов, например СК РФ, начиная с двенадцатой главы:
  • Статья 69. Лишение родительских прав;
  • Статья 70.

    Порядок лишения родительских прав;

  • Статья 77. Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или его здоровью.

  • ФЗ N 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»;
  • ФЗ N 124 «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»;
  • ФЗ N 159 «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей, оставшихся без попечения родителей», и т.д.

Самый маленький житель нашей страны наиболее уязвим. Очень важно не оставаться безразличными к негативному обращению с подрастающим поколениям. Даже если это не Ваше чадо, но будучи очевидцем грубых нарушений, моральный долг каждого добропорядочного человека защитить детство маленького человечка.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/opekarf/za-chto-mogut-zabrat-rebenka-organy-opeki-prichiny-poriadok-posledstviia-5cd9c5fa0de4a600b3dadc58

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.